Как живут простые китайцы в городах. Как живут в китае простые люди

16.10.2020

Чужой среди центровых

Когда попадаешь в Азию на срок более долгий, чем действие туристической визы, у тебя только два пути. Либо принимаешь Азию всем сердцем и обнаруживаешь, что отныне не можешь без нее жить, либо зарабатываешь нервный тик и бежишь в сторону аэропорта, проклиная местных за их повадки, внешность, язык, климат, еду и все остальное.

Я видел обе категории лаоваев — так нас называют местные, уверяя, что это всего лишь значит «иностранец». И умалчивая, что это, скорее, нечто типа ироничного «иностранчег», то есть существо, стоящее на совершенно иной ступени развития, чем китаец — житель Центра Мира, гражданин великого Срединного государства (именно так переводится самоназвание Китая — Чжунго). И не стоит обманываться, думая, что ступень эта в китайском сознании выше их собственной, китайской. В Китае иностранцу вообще легко впасть в заблуждения, оттого и относятся к лаоваю с усмешкой, порой открытой, порой тщательно скрываемой.

Это важный момент. Ты всегда будешь тут лаоваем, даже если в совершенстве овладеешь языком, выучишь пару диалектов, достигнешь высот в каллиграфии, станешь мастером ушу — будешь купаться в комплиментах и искреннем восхищении местных твоими способностями, но останешься «иностранчегом». Никогда не станешь «своим». Если к этому относиться со спокойным пониманием или даже с юмором, жизнь в Китае может стать весьма комфортной, интересной и не особо хлопотной. Во всяком случае, на это можно надеяться. А те, кто прибывает сюда с миссионерскими замыслами и желанием сразиться с культурой, которой не меньше пяти тысяч лет, неизбежно терпят фиаско разной степени драматичности.

KHH 1971 / gettyimages.com

Принять в сердце Китай для меня не значило сделаться больше китайцем, чем сами китайцы. Я не ставлю мебель в соответствии с фен-шуем, не ношу алые шелковые халаты с вышитыми золотыми драконами. Не слушаю народную оперу (вернее, слушаю — вместе с китайскими соседями сверху, большими ее любителями, однако уже не страдаю от нее, словно от зубной боли). Но Китай меня сильно изменил. На многие вещи я стал глядеть иначе. Неизменным осталось лишь одно, за что больше всего люблю Поднебесную, — практически ежедневное удивление и восхищение той жизнью, что кипит в ее городах и деревнях. Каждый день приносит столь удивительные наблюдения и открытия, что поневоле ощущаешь себя ребенком, изумленно смотрящим на огромный мир.

Китайское трудолюбие

Всем известно: немцы — пунктуальные, французы — самые искусные любовники, американцы все поголовно — ковбои, а русские пьют водку из самовара и ездят на медведях. А китайцы — трудолюбивые. Вот нет у них большей радости в жизни, чем потрудиться как следует. И песенка у нас даже про них есть, как над рекой Хуанхэ встает солнце, и идут китайцы на поле, зажав в кулаке горсточку риса, и несут портреты Мао…

На самом деле, конечно, китайцы в этом плане ничем не отличаются от остальных людей. Ничто человеческое им не чуждо. Так же отлынивают от работы при первой же возможности. Так же любят хорошенько поесть и вздремнуть после еды, прямо на рабочем месте. Хотя нет, это как раз они любят больше всех в мире, но это тема для отдельной статьи.

Их усердие — в учебе, работе — зачастую основано на страхе. Перед родителями. Перед обществом. Перед будущим. Спрос-то весьма строгий, с самого детства, таков уж Восток. От этого становится грустно и вспоминаешь себя в армии. Первые полгода службы я много трудился: копал ямы, засыпал и копал новые. Рыл траншеи. Таскал в руках бордюрные камни — тележка не полагалась — от КПП до караулки, это километра полтора через всю часть. Что-то красил, дерновал, грузил… Был ли я трудолюбивым тогда? Не особо. Но за моей работой и работой других «духов» следил сержант Ивахненко, размером с племенного бычка и примерно с таким же характером. Удары его были всесокрушающими. Вариантов не было, приходилось трудиться.

Труд множества китайцев именно такой — подневольный и не особо осмысленный. Там, где следует сделать быстро и хорошо, китайцы будут долго ковыряться, подклеивать, подвязывать, подлатывать постоянно, чтобы в итоге все развалилось и пришлось начинать заново. Могут и быстро сделать, но быстрота эта напоминает «дембельский аккорд» — кое-как в рекордный срок навести «красоту», чтобы все это, как обычно, развалилось после сдачи.


Китайцы не трудолюбивые. Но они — очень трудостойкие. То есть там, где я или подобный мне загнется от невыносимых условий труда, китаец будет работать с безмятежным выражением лица. И вот за это они достойны и уважения, и похвалы. Именно этими трудостойкими людьми-муравьями, низкорослыми, темноликими, одетыми в мешковатую синюю форму, и создаются грандиозные новостройки, многоуровневые развязки, от которых захватывает дух, прокладываются дороги, подметаются улицы, развозятся товары…
Трудостойкость у китайцев невероятная. Она поражает живущих в Китае иностранцев не меньше, чем осознание полной несостоятельности мифа о китайском трудолюбии.

Такой вот парадокс.

Удивительное — рядом

Китай удивляет постоянно.

Густым и теплым шанхайским вечером мы с женой шли по мосту через какую-то районную речушку. Было душно, влажно, будто в огромной теплице. Над нашими головами перекидывались туда-сюда летучие мыши. Ползли желтоватые от смога и освещения облака, назревал дождь, от которого не станет ни прохладнее, ни легче. Мы спешили домой. Неожиданно в темноте прямо перед нами возникло нечто небольшое, продолговатое, похожее на черепаху. Это и была черепаха, самая настоящая. Она беззвучно плыла в воздухе, слегка покачиваясь на уровне наших глаз, едва не задевая наши лица. Мы замерли. Сверкнула молния, и тут из предгрозового воздуха соткался еще и старичок на велосипеде. На самом деле он вырулил из-за наших спин, а черепаху он обмотал веревкой и за кончик этой самой веревки держал в вытянутой руке. Он нам ее хотел продать для вечернего супа. Но, слыша иностранную речь, из деликатности, молча крался за нами по мосту на велосипеде и решил соблазнить нас, просто показав свой превосходный товар: чего говорить-то, ведь лаоваи все равно неразумные и китайскую речь не понимают.


Черепаху мы у него купили. Счастливый старичок умчался прочь в темноту, а мы спустились к реке в поисках подходящего места, куда можно было выпустить нашу покупку. Уж не знаю, как дальше сложилась ее судьба. Но мне запомнилась фраза жены, когда мы, попав все же под дождь, вернулись домой: «Кажется, я отвыкла от своей страны. Начала удивляться тут всякому…»

Переходя улицу, оглянись по сторонам
(правила уличного движения)

Небольшой экскурс в историю, относительно недавнюю. В период «культурной революции» неистовые хунвейбины ревниво искали все, что может оказаться контрреволюционным. А, как известно, кто ищет — тот всегда найдет. Они и нашли — светофор. Бдительные товарищи обратили внимание, что на красный свет машины останавливаются. А ведь красный — партийный цвет! Налицо угроза прогрессу революции и препятствие развитию. Надо запретить остановку на красный сигнал. Но разум в лице премьер-министра Китая Чжоу Эньлая победил энергичных революционеров: он заверил активистов, что на красный останавливаться — хорошо, это символизирует, что партия гарантирует безопасность всей революционной деятельности. Было это аж в 1966 году.

Но к светофору в Китае и в наше время отношение весьма неоднозначное. Правда, уже без политической подоплеки.

Каждый раз, когда мы прилетаем из Москвы в Шанхай, в первые дни я слежу и за собой, и за женой на улице. Разбалованные относительным соблюдением прав пешеходов в Москве, мы не сразу вспоминаем, что в Китае светофор для многих водителей — просто трехцветный фонарик-украшение на перекрестке. Он еще каким-то образом может привлекать внимание водителей автобусов и иногда — грузовиков и такси. Вся же многочисленная двухколесная мелюзга мчится «на своей волне» на любой сигнал, поворачивает куда пожелает, едет и по тротуару, бибикая пешеходам.


d3sign / gettyimages.com

А если паркует свой драндулет, то непременно поперек тротуара — для красоты или еще из каких соображений. Но явно не со зла и не бросая вызова обществу. Точно так же, не со зла, вас не пропустят на пешеходной «зебре» — в Китае это просто полоски на проезжей части, лишенные всякого смысла. Но дорогу-то надо переходить, так ведь? Так вот делать это надо без суеты, не бежать и не метаться. Просто идти и внимательно смотреть на снующий вокруг тебя транспорт. И не пытаться негодовать, не начинать призывать аборигенов к соблюдению правил дорожного движения. Не поймут, ведь главное правило в Китае на дороге — одно: еду, куда хочу и куда мне надо. И вот его-то каждый водитель свято соблюдает.

Правительство с этим борется — камеры наблюдения, штрафы… Об успехе пока говорить трудно. Впрочем, в последнее время нас уже несколько раз пропускали на «зебре» — значит, не зря идет работа.

«Кххх!»

Этот звук слышится в Китае постоянно и везде. Так уж повелось — китайцы искренне (и не без оснований) считают, что шумно прочистить носоглотку и смачно сплюнуть куда придется — полезно для организма и ничего зазорного в этом нет.

В местной газете я однажды прочитал пропитанную духом романтики статью о звуках города — опрашивали прохожих, просили назвать типичный звук. Там были и колокольчики пагоды, и шелест бамбука в парке, и песни цикад, и мелодия ветра в высотных кварталах, и треньканье велосипедных звонков, гул поезда надземного метро был указан как типичный и узнаваемый. Но никто из респондентов не вспомнил самый частый и знаменитый звук «кххх!», бьющий по ушам каждому прибывшему в Поднебесную лаоваю. А все потому, что местным он привычен и даже не удостаивается внимания. Маленькие дети и школьного возраста юноши, почтенные старики и умилительные старушки, изящные девицы и зрелые тетушки, простолюдины в обносках и холеные азиатские джентльмены в дорогих костюмах — харкают все. Парикмахеры, таксисты, официанты, продавцы, художники на набережной, влюбленные пары в парке. Громко, с удовольствием, не стесняясь.

Правительство и с этим пытается бороться. В метро и парках появились плакаты с перечеркнутым плюющимся силуэтом и надписью, что в общественных местах этого делать нельзя, — на китайском и английском. Вдруг кто из гостей Поднебесной возжелает присоединиться к нарушению порядка, но увидит надпись и устыдится. Но ведь понятно, что плюются китайцы не со зла и не от бескультурья, а для пользы здоровья. Тут никакие запреты не в силах преодолеть тягу народа к оздоровительным процедурам.


Rogier Vermeulen / flickr.com

Кстати, эта тяга удивительным образом сочетается с наплевательским же (раз уж речь об этом) отношением к нему. Взять, например, китайскую страсть к курению в транспорте, банках, больницах, ресторанах, торговых центрах, спортивных центрах, лифтах и прочих самых разных местах. С ней тоже пытаются бороться, в Гонконге и Макао даже добились успеха — помогли высокие штрафы. Материковый же Китай сильно драконить своих граждан за такие пустяки пока не решается.

Будьте здоровы!

Лучше вообще не болеть, это всем известно. Но мало кому удается безмятежно прожить жизнь и не попасть на прием к врачу.

Одним китайским утром я проснулся, потрогал лоб, прислушался к кашлю и понял: настал и мой черед. Конечно, я бывал у врачей много раз. Но то свои, отечественные эскулапы. А вот к их китайским коллегам ходить не приходилось. Первым делом направился в маленькую университетскую поликлинику в кампусе, полагая, что, раз работаю в университете, мне в это учреждение и лежит дорога. Но заспанные медики от меня шарахнулись, как от зачумленного. Подумал, всему виной мой вид, и оказался отчасти прав. Но не бледность чела и сверкание глаз насторожили местных врачей, а моя лаовайская внешность. «Вам не к нам!» — категорично заявили они. «А к кому же и куда?» — озадачился я. «Вам надо в международный госпиталь, только там принимают иностранцев». Туда обращаться не хотелось. За деньги, что международный госпиталь слупит за «визит доктора, говорящего по-английски» мне надо работать несколько месяцев, ночуя под мостом и питаясь на задворках продуктового рынка. Подумав, предложил компромисс: «Я парень простой, из народа. Направьте меня в обычный народный госпиталь, которых полно вокруг. Я уйду и не буду мешать вам трудиться». В переговорах с врачом и двумя медсестрами помимо меня участвовали старик-охранник в фуражке, его подруга-уборщица со шваброй в руках и несколько совершенно посторонних людей, по виду — студенты и преподаватели.


Asia-Pacific Images Studio

Участвовали совершенно на равных, разглядывая меня и обсуждая мою дальнейшую судьбу. За общим гвалтом я не уловил, кем же был вынесен окончательный вердикт. Надеюсь, это был врач, а не сторож и не уборщица. Я получил бумажку с адресом, направление на осмотр. Надо сказать, сердобольные участники дискуссии предлагали меня довезти — кто на велосипеде, кто на автобусе, а один дядечка профессорского типа настаивал на такси и даже принялся вызывать его по телефону. Из опасения, что они всей компанией и повезут меня к народным врачам, я отказался от помощи и поехал в больницу самостоятельно. Вслед мне неслись пожелания выздороветь быстрее и рекомендации пить больше горячей воды. Последнее — универсальное китайское лекарственное средство. Пьешь много горячей воды — будешь здоровым всегда, ну или быстро поправишься. Не пьешь много горячей воды — дела твои плохи, а дни сочтены…

В народном госпитале, первый этаж которого был больше похож на причудливое смешение банка с вокзалом, я помаялся в разных очередях во всевозможные окошки — оплата приема, сдача анализов, оплата анализов, ожидание приема… Врач — бодрый, лысый, полнолицый, в круглых очках — внимательно посмотрел на меня, на распечатку анализа крови, снова на меня.


«Мне кажется, вы больны», — не допускающим возражений тоном наконец изрек он. Я не стал спорить и кивнул. Потом стеснительно поинтересовался, что за болезнь со мной приключилась. Ответ врача поразил честностью: «Не знаю». Я снова кивнул понимающе: будь я китайцем, врач быстро определил бы все. Но поскольку я носитель не известного ему лаовайского организма, дела мои темны и перспективы туманны. Едва вознамерился узнать, что теперь делать, как лицо доктора просияло. Врач порылся в ящике стола и выудил оттуда две крупные, с палец, ампулы. «Это очень хорошее средство! Китайское, — с гордостью сказал он, держа передо мной в раскрытых ладонях ампулы. — Какую выбираете?»

Я пригляделся. Названий не было. Одна ампула — с бесцветной жидкостью, другая — с подозрительной желтоватой. «Очень хорошее средство, очень помогает!» — подбадривал меня доктор. «Что это?» — спросил я. Врач вздохнул и повторил: очень хорошее средство, китайское. Для убедительности даже продублировал по-английски: «Чайниз медисин. Вели гуда». Предавшись фатализму, я махнул рукой: «Давайте обе!» Доктор испуганно замотал головой — нельзя, очень сильное лекарство. Нужно выбрать только одно.

За нашим общением с интересом наблюдало множество народу, помимо доктора и медсестры. Кто они такие, я не знал, но догадывался: обычные скучающие в очереди пациенты, решившие зайти вместе со мной в кабинет врача и посмотреть на «собачку говорящую». Врач к их желанию отнесся спокойно и не гнал прочь — давал соотечественникам возможность вдоволь налюбоваться на лаовая.

Я колебался, как Нео из «Матрицы», когда ему предлагали синюю или красную пилюлю.

Самурай Ямамото Цунэтомо в подобных случаях советовал: «В ситуации “или-или” без колебаний выбирай смерть». Вооружившись этой яростной мудростью извечных врагов Китая, я отказался от обеих ампул, поблагодарил всех за заботу и поспешил покинуть переполненный кабинет.

«Пей больше горячей воды!» — раздалось мне вслед.

И знаете, я послушался их и выздоровел. Через неделю.

Еда, ты мир!

Чтобы не болеть, надо не только пить много горячей воды, но еще и хорошо (часто — значит обильно) питаться. Еда — основа основ китайской жизни. До недавнего времени люди в Поднебесной даже приветствовали друг друга вместо привычного нам сейчас «нихао!» вопросом «чи лэ ма?». То есть «поел ли?»
Никакая другая тема не способна вызвать такой же живейший интерес китайца. Еда — не только любимая тема разговоров. Если видите китайца в состоянии глубокого размышления, можете быть уверены: в девяти случаях из десяти он размышляет о еде. Даже деньги и квартирный вопрос уступают теме еды, что уж говорить про погоду, политику, спорт, искусство и все остальное. Хотите «оживить» китайского собеседника, сделать ему приятное — заведите речь о еде и внимательно слушайте. Собеседник будет польщен ролью эксперта и с гордостью поведает вам множество невероятных рецептов самых диковинных блюд, даже если на деле это будет всего лишь способ приготовления простого лукового супа.


Minh Hoang Ly / EyeEm

Китайцы вообще гордятся всем своим, ну а уж национальной кухней — особенно. И, надо признать, на то есть основания. Это целая философия жизни, с ярко выраженным китайским характером. Это основа китайской культуры. Главная прелесть в том, что она вполне доступна и приятна в изучении даже тем, кто не в силах освоить иероглифы, которые тоже являются частью культуры.

Грубо говоря, есть несколько главных направлений в этом важнейшем из всех китайских искусств. Северная кулинарная школа — изобилие лапши, пельменей, а рис не в особом почете. Южная шанхайская славится сладкими и кисло-сладкими блюдами. Сычуаньская — ужасно острая, огненная. Ну а всякими изысками типа новорожденных мышат можно угоститься в провинции Гуандун. Но нужно ли?

Через еду прагматичные и жизнелюбивые китайцы познают мир. В каждой провинции — кухня своя, особенная и неповторимая. Да что там, в каждом городе готовят по-своему. А в самом городе — в каждом квартале возможно свое, уникальное именно для этого места, приготовление. Нюансы очень важны и ценны. Съездить на выходных за сотни километров от дома, чтобы поесть «знаменитые вкусные пампушки» в каком-нибудь захолустье, — это очень по-китайски. Впечатления о заграничной поездке у китайца тоже складываются в первую очередь из описаний еды. Много-много раз я слушал от знакомых китайцев, исколесивших Европу, перечень стран, где было «вкусно» и где, наоборот, «невкусно». У каждого, разумеется, свой список предпочтений. С молодыми проще, западная еда им может даже нравиться. А вот пожилым почти везде — «бу хао чи», то есть совершенно невкусно. Вот потому во время турпоездок китайцев организованно, целыми автобусами, завозят в специально созданные огромные китайские столовые и рестораны. В Москве несколько таких мест, и одно из них — внутри спорткомплекса «Олимпийский». Ежедневное столпотворение шумных китайских туристов у входа в ресторан на фоне огромного золотого купола Московской соборной мечети придает этому месту весьма необычный колорит.


Richard Gould / EyeEm

Так что, несмотря на тягу китайцев к так называемому «фуд-туризму», это относится больше к границам Центра мира, то есть к Китаю. А вся периферия мира — это другое. Лишь отдельные любознательные храбрецы покидают по вечерам гостиницу и пробираются в какие-нибудь наши «Елки-Палки», заказывают там русские национальные блюда и с содроганием разглядывают принесенные им окрошку и холодец. Самые отважные, возможно, даже пробуют, но только для того, чтобы отпрянуть от блюда и вспомнить родину — великую страну с самой прекрасной на свете едой.

Как жить и общаться

Несмотря на то что многим Китай может показаться другой планетой, местные правила жизни универсальны. Спокойствие и вежливость — лучшие способы скрасить свою жизнь на чужбине и наладить контакт с местными. Китайцы очень чувствительны и весьма ценят уважительное отношение (что порой не мешает им быть совершенно бесцеремонными с нашей точки зрения, но, опять же, это не со зла, а, например, из любопытства или в силу природной непосредственности). Лучше избегать разговоров о политике, особенно если дело касается болезненных тем, например Тайваня или Тибета. Тем более зачем затрагивать политику, когда есть возможность обсудить обед — прошедший или предстоящий. Это ведь интереснее и полезнее.


К людям из России китайцы относятся в целом весьма дружелюбно. Обязательно похвалят вашу внешность (какой бы удручающей она вам ни казалась) и ваш китайский (даже если он состоит всего из двух, зато самых важных слов — «сесе» и «нихао»). Сделают комплимент президенту — старательно произнесут его фамилию (благо в ней отсутствует неодолимый для многих китайцев звук «р») и покажут большой палец. Постараются помочь, если нужно, даже если не знают, как именно надо помочь. И научат вас практичности: в один из дней вы обнаружите, что давно не пользуетесь утюгом, а пройтись в красивой пижаме по вечерней улице, совершая вечерний моцион, — самое оно.

После трёх месяцев жизни в Китае он удивляет и шокирует меня так же сильно, как и в первые дни. История одесситки Татьяны Лазарчук, которая решилась на самое яркое путешествие в своей жизни.

Все, что я знала о Китае переезда туда, было не более чем набором стереотипов. Мол, там всё дешево, все едят рис и пьют чай. Представление быстро разошлись с реальностью, как только я приехала сюда. Страна нереальных экономических темпов и застроек. И при этом потрясающей дикой поведения ее жителей. После трех месяцев жизни в Китае он удивляет и шокирует меня так же сильно, как и в первые дни.

Как я решила переехать в Поднебесную.

Китай никогда не был в моих туристических планах. Решение пожить здесь было полностью авантюрным, спонтанным и уже там, - сумасшедшим. Мне посчастливилось побывать в Европе, странах Ближнего Востока и полгода прожить в США. Мы с мужем именно вернулись в Украину, так же, как и моя лучшая подруга, которая год прожила в Пекине. Когда мы с ней встретились, она настолько влюблен начала рассказывать о Китае, что меня это сразу зацепило. И я решила - следующей должна быть Поднебесная. Мужчина тоже сразу загорелся этой идеей. К тому же на тот момент ни один из нас не был привязан к работе. Поэтому потратив еще минут десять на взвешивание всех "за" и "против", мы мысленно уже покупали билеты на самолет. Причём если переезд в Америку был продуман до мелочей, с Китаем мы все пустили на «разберёмся на месте».

Оформление визы в Китай

То, что Китай не так прост, как кажется на первый взгляд, стало понятно еще во время оформления визы. Мы сразу планировали поехать надолго - месяцев на девять. Но туристическую визу китайцы выдают лишь два месяца максимум. Это если повезёт. В основном всем дают на один. В то время, когда, к примеру, Штаты выдают турвизу на 10 лет. И получить её считается едва ли не самым сложным. Ну уж нет! Попробуйте получить визу в Китай.

Хотите быть в стране дольше двух-трёх месяцев − нужна бизнес виза в Китай на год. Это, по сути, самый длинный возможный срок пребывания в Китае. Всего год! Но сейчас украинцам получить визы ещё труднее, чем обычно, особенно если им меньше 30 лет - так китайские власти сдерживает волну желающих поработать в стране. Конечно же, нелегально.

Китайцам абсолютно не важна ваша визовая история, наличие американской визы, Шенген или еще чего-то. Все то, что важно для американцев или европейцев - для сотрудников посольства Китая не имеет никакого значения. Если вы хотите получить бизнес-визу, важна лишь наличие у вас предыдущей китайской визы. Звучит абсурдно, но Китай непреклонен. С трудом мы получили туристическую визу только на один месяц, в надежде потом переоформить ее или продолжить. И сели в самолет.

В Пекин к друзьям не полетели, потому что там всегда стоит сильный смог. А выбрали город на самом юге Китая, на берегу Южно-Китайского моря, на границе с Гонконгом - Шэньчжэнь. Город, который за каких-то 40 лет из поселка рыбаков превратилось в современный мегаполис с кучей небоскребов и населением более одиннадцати миллионов, третий по величине после Пекина и Шанхая.

Китай, который шокирует.

Кстати, здесь есть завод, где собирают iPhone и iPad. Прилетев в Шэньчжэне, мы столкнулись с первой проблемой - без знания китайского здесь трудно. А процент тех, кто говорит хоть немного понимает английский, настолько мал, что это всё равно что искать иголку среди миллиона китайцев. Молодежь - не исключение. Поэтому разобраться с адресом, куда нам нужно было доехать, которая ко всему прочему еще и иероглифами было написано, оказалось проблемой. И Google заблокирован. Так же, как и Facebook, Viber или YouTube - так называемый Великий китайский файрвол в действии.

То, что в Китае все дешево, оказалось мифом. Китай далеко не дешевый. В нашем городе снять простенькую однокомнатную квартиру стоит не менее 15 000 гривен. Проехать одну станцию ​​в метро - 8.00 грн. Хлеб здесь по 30 гривен, и далеко не лучшего качества.

В первые дни особенно нервирует шум на улице. Китайцы так громко разговаривают, как постоянно ссорятся. А на дорогах - полный беспорядок. Дорогие машины едут вместе с мотоциклами, тележками, в которые запряжены сами китайцы, и велосипедами с моторчиками, что между прочим здесь запрещены. На одном таком велосипеде могут спокойно ехать по 5-6 человек. Видела, как ехали так еще и с новорожденным. При этом не держась ни за что! Едут без правил дорожного движения, не уступая никому.

Каждый день я удивляюсь, как так получается, что в городе с идеально ровными новыми дорогами и такой же разметкой водители не знают, что такое пешеходный переход. В Китае вас никогда не пропустят на "зебре". И часто с невозмутимым лицом едут на "красный". С этим можно бороться и все же идти, и зачем, если скорее всего вас собьют. Но точно не остановятся. Здесь абсолютно дикие правила на дороге. Наши знакомые, которые живут в Китае уже много лет, рассказывают, что даже если пешеход выживет, некоторые водители могут переехать его еще несколько раз, чтобы уже наверняка. Для китайских водителей лучше, если пешеход умрет, потому что если выживет, компенсацию ему водитель будет платить всю жизнь. А вот если сбить насмерть - компенсация будет одноразовой. Поэтому так просто дешевле.

Не менее в Китае шокирует пища. Идя по улице, можно уловить такой "аромат", от которого может сработать рвотный рефлекс. Китайцы едят всё. Это значит - абсолютно всё! Я собственными глазами видела туши собак и голубей на гриле. Однако наши знакомые говорят, что китайцы едят даже кошек, змей, летучих мышей и вообще все, что движется.

Не сложно догадаться, я не ем здесь мяса. К тому же испортить аппетит помогут и звуки плевков, которые звучат повсюду. Китайцы обожают это делать. Везде. В общественном транспорте тоже.

А еще китайцы любят толкаться и идти дальше с невозмутимым лицом, как будто ничего и не произошло. Даже если это персонал магазина. После Америки, где извиняются по 10 минут даже за что-то совсем незначительное, в Китае трудно, да. Иногда я думаю, что людям со слабыми нервами здесь не место.

Китай для всего мира и для России - развивающаяся торговая площадка, где можно начать бизнес с нуля и сделать успешную карьеру предпринимателя. Несмотря на то, что Китай славится обширным рынком товаров и услуг имея - целый город из товара на отправку, уровень жизни, по мнению представителей других стран, здесь ниже, поскольку каждый человек не имеет выходных и трудится в поте лица, чтобы заработать себе на жизнь, и поэтому информация о том, как живут люди в Китае, часто искажается.

Уровень жизни в Китае по сравнению с Россией

В СМИ постоянно появляется информация о низком уровне жизни многих китайцев и как в Китае плохо живут. Как главный аргумент приводят информацию о том, что понятие среднего класса отсутствует из-за нахождения основного населения за чертой бедности. На данный момент сведения не являются актуальными.

Если сравнивать Китай и Россию, то сегодня китайцы живут не хуже россиян, если отвечать на вопрос как живут в Китае обычные люди. За год среднестатистический представитель Китая получает от 145 по 986 000 рублей, в то время как у нас эта цифра гораздо ниже. Однако при вычислении важно помнить о градации.

Деревенскому жителю достаточно получать 6 тыс. руб, чтобы хорошо жить, в то время как пекинскому представителю среднего класса нужно минимум 12 тыс. руб. для жизни. Что касается возраста средней продолжительности жизни, в китайских городах и селах она равна 76 годам, в то время как в России - 70 лет.

Как живут китайцы в маленьких городах и больших городах

Как живет Китай? В 2019 году больше 2/3% населения живет в крупных городах. Каждый второй житель - выходец из сельской местности. Такие люди с удовольствием живут в бешеном ритме мегаполиса и с удовольствием переплачивают за блага. Мегаполисы выбирают чаще из-за возможности хорошо одеваться ( - стоит не очень дешево), иметь личные автомобили, приобрести жилье и купить более современный гаджет. Китай: как живут простые люди? Подобно другим странам, в стране есть бедные и богатые люди, которые неплохо уживаются вместе. Все жители равны. Именно этим фактом объясняется их терпимость и толерантность к окружающим.


Как проходит день обычного гражданина?

Просматривая страницы с информацией "Китай как живут люди", можно узнать следующее: День обычного китайца, независимо от социального положения, начинается в среднем с 5-6 утра. После подъема в период между ожиданием автобуса или поезда в метро делается зарядка и принимается завтрак (как правило, это каша из пшена или риса). С 7 утра начинаются занятия в школах, университетах и начинается работа. По трудовому законодательству рабочий день длится 8 часов. По факту он может растянуться на 10-12 часов. Возможность взять оплачиваемый или больничный отпуск есть у 4 из 10 людей. В 12 часов на каждом рабочем месте на 1 час делается перерыв. В школах и офисах это время на сон или отдых. В 18 перерыв на ужин. В 20.00 люди возвращаются домой. Поэтому хорошо делать , так как народ очень трудолюбив.

Культура и традиции Китая

Культура с традициями жителей Поднебесной связаны с историей и исповедуемыми религиями. На западе распространена исламская община с характерными для таких народов обычаями и традициями, на юге и западе - конфуцианство, диаосизм и буддизм. Традиций у представителей этих религиозных течений разные, но есть общая распространенная норма. Она касается дарения подарков. Когда китайцы идут в гости, то обязательно приносят вино с чаем или конфетами. При этом подарков должно быть четное количество. В противном случае, можно расстроить хозяев, ведь все нечетные числа несчастливые. Кроме того, подарки не должны иметь черный или белый цвет. Также нельзя дарить их в количестве 4 штуки. Так же поднебесная славиться свои жемчугом. За лучше ехать в Шанхай. КНР занимается выращиванием культивируемого жемчуга по японской технологии, что держится в секрете.

Китай - далеко не самая популярная у россиян страна, но все-таки и в этих экзотических краях живет немало соотечественников. В рамках цикла материалов о согражданах, перебравшихся за границу, «Лента.ру» публикует рассказ журналистки Алены из Кирова о том, как за полтора года она успела привыкнуть к Поднебесной и сменить профессию на более актуальную для нового места.

Китайская мечта

Я родилась в Кирове. После школы отправилась в Москву, поступила на факультет журналистики. В университете уже работала по профессии, но вскоре поняла, что это не мое. Я выиграла грант на обучение и работу в Америке, однако визу мне не дали. Решила, что все равно куда-нибудь отправлюсь. В итоге переехала в Китай.

Сначала я прибыла в Пекин. На тот момент я не говорила на китайском, поэтому сфера поиска работы ограничилась преподаванием русского и английского языков. Великий и могучий в Китае оказался не таким популярным, как английский. Уже в первые несколько дней посыпались многочисленные предложения обучать местных языку Шекспира. Я выбрала наиболее интересный для себя вариант - преподавание английского детям от трех до шести лет.

И в Пекине, и впоследствии в Шанхае я снимала комнату в апартаментах. В Пекине была большая квартира, где мы жили с двумя американцами и поляком. Аренда комнаты в центре Пекина с красивым видом стоит около трех с половиной тысяч юаней (порядка 28 тысяч рублей). Интересно, что такая же комната на окраине возле метро может стоить столько же.

В Китае цены на недвижимость постоянно растут, Пекин и Шанхай уже входят в список мегаполисов с самым дорогим в мире жильем. Любой, даже неказистый квадратный метр обязательно продастся. Цены на хорошие квартиры стартуют от нескольких миллионов юаней и увеличиваются с каждым годом из-за перенаселенности страны. В большинстве семей несколько поколений живут вместе. Китайцы зачастую сорят деньгами, но если у них появляется по-настоящему большая сумма, обязательно вложатся в недвижимость для себя и своих детей, родившихся или будущих.

Стать местной

Переехав в Шанхай, я осознала, что весь первый год жизни в этой стране продолжала жить как «неместная»: ела лишь привычную еду, общалась только с иностранцами, на работе говорила на английском. Здесь иностранцы делятся на два основных типа. Одни могут жить годами и не выучить ничего на китайском, питаться пиццей с бургерами, общаться с европейцами. А вот другие погружаются в местную культуру. В начале своего второго года здесь я решила, что хочу остаться в этой стране, по крайней мере, на ближайшие пару лет, и взялась за язык. Помимо этого, пошла на интересный эксперимент - поселилась в китайской семье.

Существенная статья расходов - транспорт. Здесь очень дорого иметь машину. Необходимо оплатить налог, практически равный стоимости самого автомобиля. Но это не вещь первой необходимости, потому что в Китае очень развит общественный транспорт. Например, всего за 25 минут я могу приехать в другой город на скоростном поезде.

На первых порах из-за смены климата и смога я часто болела и обращалась к врачу. Каждый поход в местную поликлинику без страховки вместе с лекарствами обходился мне примерно в 200-400 юаней (1,6-3,2 тысячи рублей). Международные клиники с англоговорящим персоналом, конечно, в разы дороже.

Китайская еда стоит гораздо дешевле европейской, а порции огромные. Но я себя не представляю питающейся их едой каждый день. Китайцы едят много того, чего мы не употребляем в пищу: куриные лапки, свиные хрящи, суп из головы утки. Здесь я впервые попробовала ослиное мясо. Самый неудачный опыт - мясо крысы. Часто бывает такое, что если вкусно, то я это ем и не спрашиваю из чего, потому что боюсь ответа. В Китае более миллиарда граждан, и всех необходимо накормить, поэтому они употребляют в пищу то, что у нас считается несъедобным.

Плата за белое лицо

Китайцы не могут перечить начальнику, потому что знают: им быстро найдут замену. Я сначала себе тоже такого не позволяла, сейчас же спокойно могу отказать в чем-то.

Иностранцы получают больше китайцев. За те же знания и опыт тебе заплатят больше, чем местному. Здесь очень часто платят за твое «белое лицо», как бы это ужасно ни звучало. Очень престижно, когда в компании работают европейцы. Благо в моей сфере, в преподавании, мы с китайцами не конкуренты: претендуем на разные вакансии и условия работы.

Большинство китайцев почти не путешествуют. Поэтому для них мы словно инопланетяне. У китайцев есть тип внешности, который им очень нравится: светлые волосы, белая кожа, голубые глаза. Я подхожу под это описание и постоянно ловлю на себе взгляды, меня часто фотографируют. Иногда спрашивают разрешения, но чаще - нет. Были случаи, когда мне направляли камеру прямо в лицо, теперь я отвечаю на это тем же.

Китайцы вообще очень зависимы от смартфонов. Из-за этого постоянно происходят аварии, столкновения. На свиданиях также считается нормальным не отрываться от телефона. Европейцы часто шутят над этим.

Брак как пожизненный контракт

У них совершенно другие взгляды на брак, гораздо реже разводы, мнение родителей и семьи значат больше, чем в западных странах. Их брак походит на контракт. Пожизненный контракт на то, чтобы человек жил с тобой. Женщин значительно меньше, чем мужчин, и это сказывается на их характере. Китаянки капризны и требовательны, а мужчины податливы и ведомы.

Выбирая пару, здесь не столько уделяют внимание чувствам, сколько материальному состоянию: подходите ли вы по социальному статусу, какая у вас работа, есть ли машина. Китайцы могут заговорить о браке на первых свиданиях. Были случаи, когда меня хотели представить родителям в первые дни общения. Для меня это был шок! Иностранная жена (или муж) - это здесь очень престижно. Для себя же я не представляю брак с китайцем: никогда не знаешь, из-за статуса или настоящих чувств он с тобой.

В Китае почти у всех один малыш, хотя в 2015 году отменили политику «Одна семья - один ребенок». Очень дорого обходится воспитание и обучение. Здесь на маленьких детях делают огромные деньги: садики и школы все платные. Моя школа английского считается недорогой и обходится родителям малышей в 15 тысяч юаней (122 тысячи рублей) в год.

Трудолюбие по-китайски

С первых дней на новом месте я поняла, насколько важно здесь образование: именно в эту сферу жизни китайцы активно инвестируют свое время и деньги. Тут уже никого не удивишь ранними школами развития для малышей, английскими курсами для грудничков, кружками и секциями. Даже у моих самых маленьких учеников день был распланирован по часам: международный детский садик, языковая школа, студия рисования, единоборства.

Китайцы считают, что детство и юность даны человеку для приобретения необходимых знаний и навыков, а путешествовать, заводить друзей и радоваться жизни можно и потом.

Большую часть зарплаты я тоже вкладываю в свое образование: постоянно совершенствуюсь, прохожу все новые курсы, расту в профессии, учу китайский. Когда я говорю, что в России учителя могут получать около двух тысяч юаней (пятнадцати тысяч рублей) в месяц, мои иностранные друзья поражаются. Никто не верит, что за такие деньги кто-то соглашается работать.

Обычно утром я еду учить китайский, потом - на работу и затем гулять с друзьями в центр. У меня постоянное чувство, что мне необходимо больше времени. Я встаю с мыслями, что меня ждет много интересного. Такой образ жизни мне очень нравится.

Я - молодой преподаватель, но здесь мне предлагают такие условия работы, при которых я могу позволить себе много путешествовать (за последние полтора года была в семи странах), учиться в международной школе, окружить себя деятельными интересными друзьями со всего мира, постоянно практиковать иностранные языки, строить планы на будущее и постоянно развиваться.

Когда в России я думала о своем будущем, даже не представляла, что оно окажется таким.

В Китае возможно все

Удивление и шок до сих пор преследуют меня. Я прошла все стадии адаптации к жизни в новой стране: от полного восторга до глубокого разочарования. Есть много того, о чем не пишут в газетах и не показывают по телевизору. Например, китайцы верят в знаки. Цифра «4» звучит как «сы», но если произносишь в другой интонации, то она обозначает «смерть». Из-за этого они стараются ее избегать в номерах телефона или машин. Даже в моем современном доме в центре Пекина не было 4-го, 14-го и 24-го этажа.

Китайский язык очень разный. Человек с юга страны зачастую не понимает северянина. Эталонным считают пекинское произношение, поэтому можно сказать, что китайцы говорят на двух языках: пекинский и местный диалекты. То же самое и с кухней. В каждом регионе Китая своя кухня. Например, в Шанхае она более кисло-сладкая, в Сычуани - более острая. Китайцы всегда удивляются, когда я рассказываю, что в нашей огромной стране мы все говорим на одном языке, у нас похожая кухня и общее телевидение.

Отдельно стоит сказать об уровне культуры и гигиены. Малышам часто надевают штанишки с дыркой, через которую они могут делать свои «дела» прямо посреди улицы. А харкающие мужчины и женщины повсюду? Только прожив здесь уже длительное время, я поняла, что причина многих внутренних проблем этой страны в том, что культурный уровень китайцев не поспевает за экономическим. Всего 10 лет назад они жили в далеких деревнях и занимались сельским хозяйством, а сейчас разъезжают на дорогих машинах и тратят кучу денег в фешенебельных ресторанах. Возможно, здесь вовремя осознали, что за развитием Китая должны поспевать и его граждане, поэтому сейчас по всей стране открываются различные школы и образовательные центры.

Отправная точка

Моя семья была не рада, что мой выбор пал на Китай. Родителям я всегда говорю, что все у меня хорошо, чтобы они уже свыклись с этой страной и моим переездом. Очень мало друзей приняли мою идею и поддерживали меня полностью, некоторые теперь завидуют, а некоторые, кто раньше со мной не особо общался, после переезда активно мне пишут с различными вопросами и просьбами и помощи. Многие говорят: «Когда ты уже наездишься? Приезжай в Россию, мы найдем тебе тут жениха».

В России за полтора года я была один раз. У меня был стресс. Я три дня никуда не выходила из дома. Когда я приехала в Китай, думала: «Как эти люди так могут жить?». И когда вернулась в Россию, задала себе тот же вопрос. В Китае я ни разу не видела пьяных на улице, здесь безопаснее. В России действительно не улыбаются. Все казалось грязным, неопрятным, серым. В Китае все чем-то заняты, у всех много интересов, здесь есть, в каких сферах развиваться и до кого расти.

Возможно, это лишь мое восприятие Китая, но после полутора лет я вижу и положительное, и отрицательное в этой стране. Я здесь многому научилась. Например, у китайцев определенно стоит перенять привычку к долгосрочным вложениям, работе над собой, самообразованию и упорству на пути к цели. Тут я четко осознала: если ты чего-то не сделаешь, то всегда найдется тот, кто это сделает, заменив тебя.

Тем не менее, несмотря на все хорошее, что есть в моей жизни здесь, понимаю, что это лишь этап, а далеко не конечная цель. Это отличная стартовая площадка, но здесь я всегда буду чужой, даже если идеально освою язык и выйду замуж за китайца. Есть что-то такое в этой стране, чего мне не понять никогда.

Украинский предприниматель, занимающийся перепродажей запчастей для редких китайских смартфонов, - о работе с китайцами и жизни в стране.

В закладки

Молодой человек по имени Ярослав заработал свой первый миллион на торговле контрабандными китайскими товарами. Во интервью для корреспондента издания MC Today Валерии Широковой он рассказал об особенностях бизнеса с Китаем, менталитете местных жителей и о том, почему эту страну считают лучшей для бизнеса и худшей для жизни.

Покупать через AliExpress и Alibaba.com дорого

Я переехал в Китай довольно спонтанно. Началось, как у всех: сначала заказывал товар на продажу с AliExpress, потом перешёл на Alibaba.com . Но со временем понял, что закупать товар через эти сайты невыгодно, крупные производители там не работают.

На Alibaba и AliExpress по моей специфике торгуют только перекупщики, у которых нет своего товара (Ярослав занимается перепродажей запчастей для редких китайских телефонов - сайт) . По другим категориям там, конечно, бывают производители, но их цена тоже гораздо выше, чем на рынке. Поэтому я начал сотрудничать с перекупщиками на месте.

Покупать у них на 10–20% выгоднее, чем на сайтах. А если ты сам переезжаешь в Китай, то выгода увеличивается ещё на 20–30%.

Перекупщик - это человек, который приехал в Китай, арендовал офис неподалеку от местного рынка и выложил в интернет каталог с вещами, которые он может купить и отправить. Перекупщики обычно ставят 20–30-процентную наценку и работают по схеме выкупа.

Работает эта схема так: ты делаешь заказ, переводишь ему деньги, и он за твои же деньги покупает тебе товар. Перекупщик вообще не инвестирует и не рискует своими деньгами. Кстати, работая с перекупщиками, я понял, что работать с русскими в Китае гораздо хуже, чем с китайцами. Русские постоянно хотят тебя кинуть. И у них для этого есть много способов.

Витрины в Китае

В Китае есть огромный рынок, на котором продаются только «абибасы»

Китайский рынок может занимать целый район. На одном рынке располагается 10-20 зданий от трех до 30 этажей.

В высоких зданиях зачастую с первого по десятый этаж находятся торговые помещения, а с 10 по 30 этаж - офисные. На витрине почти никогда нельзя найти то, что тебе надо, но если ты дашь продавцам список - найдут всё, что у них есть.

В Китае каждый продукт производится в своей провинции. Гуандун, где был я, специализируется на электронике и аксессуарах. В Гуанчжоу можно купить всё от носков до стройматериалов. В городе тысячи рынков, ты выходишь на любой станции метро, идешь в любую сторону пять минут и попадаешь на рынок.

Все рынки специализированы. Если ты приедешь на рынок телефонных запчастей, то ничего другого там не найдешь. То же самое с техникой, едой или одеждой.

Кстати, с одеждой у них очень интересно. В городе есть десяток рынков, которые специализируются на своей одежде. Например, есть здание-рынок, где продаются только подделки на известные бренды. Так называемые «абибасы».

Рынок техники в Шэньчжэне. Фото - DailyMail

Если у тебя белое лицо и широкие глаза, то китайцы выставят самую высокую цену на товар

С китайцами сложно работать. Это очень специфические люди. Главная проблема - они не придерживаются сроков. Например, ты договариваешься через месяц забрать заказ, но придя в указанный день, узнаёшь, что его начнут делать только через неделю.

Ситуация может повторяться по несколько раз, и китайцы к этому привыкли. Во-первых, потому что клиенты не исчезнут. Во-вторых, они не знают, как работать по-другому.

Кроме, того они могут трактовать любой договор по-своему. Один мой знакомый хотел заказать у китайцев трубу не за $10 за метр, а за $9. Китайцы долго не соглашались, но в конце концов согласились при условии, что тот закажет 50 километров труб.

Когда он приехал за товаром, то увидел, что каждая труба расчерчена отрезками по метру, чтобы удобнее было контролировать. Перемеряют рулетками - общая длина труб - 45 км, считают по отметкам - 50 км. Начинают перемерять эти отметки и оказывается, что китайский метр - это 90 сантиметров.

Китайцы получили своё: они хотели продать по $10 за метр и они продали. Никаких претензий ты предъявить не можешь. Трубы расчерчены, в договоре сказано - метр за $9. Всё. Доказать что-то другое очень сложно.

Главное, что ты, как заказчик, не можешь давить на них даже через контракт. Китайский суд всегда встанет на сторону китайцев.

Если ты скажешь судье: «Вот платежка на $1 млн, я перевёл их этому китайцу, а он не отправил мне мой товар», судья скажет: «Всё хорошо, но он не виновен».

Система работает только так. Международные судебные разбирательства очень долгие и очень дорогостоящие и потому проще плюнуть, чем в это ввязываться.

Есть в Китае ещё одно правило: европейцам всегда продадут дороже, чем китайцам. Мой знакомый, который занимается обувью, рассказал: для того, чтобы выбить лучшую цену у нового поставщика, он нанимает местного китайца. Тот за зарплату договаривается о наилучших условиях.

То, что ты европеец, реально бросается всем в глаза. Это помогает завести друзей, но вредит бизнесу. Китайцы с молоком матери впитывают, что все люди с европейским типом лица - богачи. Неважно, сколько у тебя денег при себе. Если ты белый и у тебя широкие глаза - ты миллионер.

О жизни в Китае

Перекупщики всегда будут нужны, потому что никто не хочет жить в Китае. Китай - это идеальная страна для бизнеса и худшая страна для жизни.

Главная проблема в китайцах. Это очень специфические люди

Они не понимают, что такое личное пространство. В метро к тебе может вплотную встать человек, прямо лицом к лицу, и всю дорогу смотреть тебе в глаза. Это может произойти даже когда кроме вас двоих в вагоне никого нет. Это не шутка. И хорошо, если он при этом не кашляет.

Китайцы могут трогать вас, рассматривать ваши вещи. Пройти незамеченным сложно.

В Китае плохо жить: кроме того, что там странные люди, там воняет. Например, китайцы очень любят жарить сыр тофу. Они жарят его на улице и из-за этого везде ужасный запах. Там царит антисанитария. Мусор не вывозят, он гниёт и разлагается прямо на улицах.

Китайцы и сами большие засранцы. В двух метрах от него может быть мусорка, но он бросит себе под ноги.

Грязный пляж в Китае

Дети ходят в туалет прямо на улице. Да что там, даже в метро. Обычное китайское красивое метро, всё в мраморе. Мама мостит своего ребенка какать, в лучшем случае, над мусоркой, а в худшем просто в уголок прямо на станции. И это при том, что на каждой станции метро есть туалет.

Иногда можно увидеть женщин, которые решили опорожниться прямо на остановке. Это Китай.

Белые люди - как экзотические животные для фотографирования

Отдельный пункт - это «любовь» к белым. Однажды подруга моего компаньона написала мне: «Твоя жена очень классная. Я хочу с ней дружить. Давайте вместе поужинаем». Кстати, у китайцев принято платить за ужин. Для них это честь - угощать европейцев. Если я заплачу за ужин - они воспримут это как оскорбление. Мы согласились.

За первые 10 минут встречи китаянка сделала с нами 40 фотографий. Со спины, сбоку, отдельно меня и мою жену. Мы за вечер ни разу не заговорили, но сделали около 200 фотографий.

Пока мы ехали в метро, китаянка сбрасывала эти фотки кому-то в чате. Когда она заметила, что мы на неё смотрим, то спросила: «А вы не хотите как-то поужинать с моей сестрой? она тоже хочет с вами пофотографироваться».

Однажды я был с женой в зоопарке, она фотографировалась с обезьяной, а китайцы со мной.

Странная и острая еда и другое

Ты можешь обедать, а за соседним столом китаянка будет жрать куриные лапки и громко плевать на стол. Ты ешь, поворачиваешься, а там столько звуков и куча пережеванных куриных ног. Или на рынке кто-то покупает петуха, кладет живую птицу в пакет, привязывает его к мотороллеру и едет. Или то же самое с дикобразом. Да, дикобраза едят.

Постоянно меняются визовые правила. Китай всегда защищает китайцев. Знаю случай, когда приезжий мальчик подрался в школе с местным ребенком. Из-за этого депортировали всю семью. Это типичная ситуация.

Вот ещё пара мелочей. Если китайцам жарко, то они подкатывают футболки, вываливают животы и все так ходят. Мужчины отращивают длинные ногти.

Мой максимум - прожить в Китае несколько лет, но на всю жизнь я там оставаться не собираюсь.

Большинство наших соотечественников так и делает - приезжают на определенный промежуток времени, нарабатывают клиентов, делают финансовую подушку и переезжают в Азию или Европу. В Китае много украинцев, но в процентном соотношении гораздо меньше, чем русских.

Сейчас китайцы ещё не понимают, что их страна - самый востребованный рынок в мире. Китайцы фотографируются с европейцами и думают, что белый человек с широкими глазами - это очень круто. В ближайшие 5-10 лет рядовые китайцы осознают своё положение и поймут, что они как рынок нужны людям больше, чем люди им.

Китай - это девочка, которая стала секс-бомбой, хотя в школе была толстой. Её все хотят, но для себя она остается толстой и некрасивой.

© fialkisvetlana.ru, 2021
Как проводить время на даче с любовью. Растения и цветы